Книги по психологии

К 70-ЛЕТИЮ В. А. ПОНОМАРЕНКО
Вопросы психологии - 2003

К 70-ЛЕТИЮ В. А. ПОНОМАРЕНКО

3 Января 2003 г. доктору медицинских наук, профессору, г енерал-майору медицинской Службы, академику РАО В. А.Пономаренко исполнилось 70 лет.

Коллеги, ученики и сотрудники редакции поздравляют Владимира Александровича с юбилеем, желают крепкого здоровья, счастья, профессионального долголетия и новых творческих открытий.

Мы попросили юбиляра ответить на интересующие нас вопросы. Ниже публикуется текст этой беседы.

Владимир Александрович, известно, что в психологию Вы пришли из медицины. Какие трудности пришлось преодолеть на этом пути?

— Мне легче сказать, что я пришел к психологии не из медицины, а от медицины. В 1956 г. я закончил военно-медицинский факультет (специализация — авиационная медицина, психофизиология), и, когда по распределению я прибыл в летный полк, мне казалось, что Научно Знаю летный труд. Мой врачебный труд оценили хорошо, особенно семьи летчиков, но сами они в моих врачебных знаниях особо не нуждались, более того, остерегались, как бы я не узнал об их здоровье больше, чем надо... Они очень хотели летать, для них это было жизненно необходимой потребностью: жить — значит летать! А моя, допустим, врачебная интуиция могла прервать это. Вот вам первый Психологический Парадокс. Именно «ненужность» сформировала мой мотив: стать нужным. И я... попросился летать, чтобы познать труд летчиков изнутри. Вот это «изнутри» и стало моей первой психологической школой жизни и труда. Что же психологического открылось мне в их труде? Труд-то оказался Одухотворенным, а личность летчика в полете — ежеминутно, ежечасно развивающаяся, познающая,

09.10.2012


155

Вопрошающая. Летчик, как говорили сами пилоты, «небом чистит нутро» и частичку этого неба привозит на землю. Тот факт, что внутреннее Я летчика принципиально отличалось от его внешнего Я, и стал первой исследовательской целью: раскрыть этот второй психологический парадокс на содержательном психологическом уровне.

Трудность на начальном пути, как и на всем последующем, была сквозная — недостаточная образованность, отсутствие методической школы в поиске, прежде всего, доказательности фактов и умений высокой степени обобщения. Перед фактом всегда снимали шляпу, вместо того чтобы разобраться

156

В системности истоков полученных фактов. Трудность была в непонимании коллег (на первом этапе): зачем нужно «ковыряться» в душах здоровых людей, зачем «засорять» клиническую медицину психологическими расплывчатыми, порой, мало понятными терминами? Наше дело, как говорится, — больной и немножко гигиены с физиологией. Уверяю Вас, быть белой вороной всегда трудно, хотя знаешь, что белый — значит чистый, и ты делаешь правое дело.

Я завершил службу в моем любимом 382-м авиационном полку ПВО кандидатской диссертацией на тему «Роль личного фактора в благополучном исходе аварийной ситуации» и с этой рукописью приехал в Москву поступать в аспирантуру 7-го Государственного научно-исследовательского испытательного института авиационной и космической медицины. На моей диссертации начертали — «рябой кобылы сон», а в аспирантуру приняли. И вновь задача — доказать не мою, а «летческую» правду. Я вновь стал добиваться возможности летать, теперь уж в испытательных полетах, в качестве исследователя-испытателя. Жизнь и люди мне улыбнулись, шлагбаум в экспериментальную психологию был открыт в 1963 г. За 18 лет научно-исследовательской работы в воздухе удалось провести более 20 тысяч летных экспериментов по психофизиологии, инженерной психологии и эргономике в нормальных, аварийных и нештатных ситуациях.

Практическим результатом Этой работы стало внедрение знаний о психологии труда летных экипажей в процесс конструирования рабочих мест, систем информации, в распределение функций между человеком и автоматом, в методику обучения, в процесс психофизиологической подготовки, в создание технических средств обучения, экспертно-консультативных систем с использованием компьютерных технологий, а также эргономических стандартов.

Результат нравственный Выразился в том, что психологию, психолога в авиации стали уважать, а самое главное — Понимать.

Кто были Вашими учителями в психологии? Кто оказал наибольшее влияние на Вашу научную биографию?

— Моими учителями были: заведующий кафедрой авиационной медицины Военно-медицинской академии А. Г.Шишов. Он меня научил уважать летный труд, понимать жизнь в летном коллективе, дал первичную научную подготовку, благословил на научную работу. В. А.Попов — начальник отдела расследования летных происшествий и инженерно-психологических исследований в Институте авиационно-космической медицины — дал мне свободу творчества, научил и поощрял мыслить нестандартно, привил любовь к «острым экспериментам». Б. Ф.Ломов (в комментариях не нуждается) своим умом, добром, честью поднял и удержал меня на высоте, достойной для человека

09.10.2012


155

3


Науки, научил взыскательности к себе, скромности, лáду с людьми. Незабвенная и основная Учительница Н. Д.Завалова (доктор психологических наук) сделала грамотным и образованным человеком, привила ответственность за достоверность полученных результатов, научила писать и Видеть Сделанное и, главное, обучила методологии замысла, технике и обобщениям. Ей я во многом обязан одержимостью в научном поиске, изяществу построения опасных экспериментов и грамотной подстраховкой. Она была для меня первым примером психолога-созидателя.

Постоянными учителями были летчики-испытатели, научные форумы психологов, книги, собственная душа.

— Расскажите, как проходили Ваши эксперименты с летчиками в условиях
искусственно создаваемых ситуаций в полете. Чем был оправдан риск и как решалась
возникающая при этом этическая проблема, связанная с опасностью для жизни этих
ситуаций не только для Вас, но и для летчиков?

— Потребность проведения экспериментов в «горячем режиме» была сформирована
практической необходимостью. Мы отрабатывали инженерно-психологические
требования к системам аварийных сигнализаторов (стандарт), к системам
информационного взаимодействия человека с самолетом. Требовалось создать
Адекватные Условия для активации личностных и психических напряжений, для
выявления степени затруднения в принятии решения, для оценки психических состояний,
форм, видов, аффективных проявлений в поведенческих актах, выявить способы
самоуправления сознанием, волевыми актами и пр. Мы создали модель управляемого
внимания через информационную среду с полной, неполной, неопределенной, ложной и
конфликтной осведомленностью о процессе управления летательным аппаратом.

157

Это дало возможность установить механизмы психической регуляции и уровневые системные реакции человека. Благодаря этому удалось принципиально перестроить профессиональную подготовку при формировании летных способностей и психологической готовности. Был создан лучший в мире психологический стандарт на специализированные аварийные сигнализаторы с учетом психического отражения субъективной шкалы угрозы для жизни. Впервые в авиационной практике была разработана методика неинформированных отказов в полете и психологические требования к нормированию опасности в испытательных полетах при оценке системы «летчик — самолет — среда».

Раскрыты психологические составляющие угрожающих факторов в нормальном полете, как-то: дезориентация, фиксированные установки, спутанность сознания, фрустрации, иллюзии и галлюцинации, деперсонализация, рефлекс цели, психологическое истощение (излет) и многое другое.

Были созданы автоматизированные системы контроля уровней осознанности полетной ситуации в условиях воздействия запредельных физических стрессов (ударных, радиальных перегрузок, гипоксии и др.).

Этическая проблема разрешилась:

А) характером летно-испытательной работы: сделай так, чтобы тот, кто идет за тобой,
остался жив;

Б) тщательной методической отработкой уровней допустимости и ограничений риска
по самолету и человеку;

09.10.2012


155

В) наличием страхующего летчика-испытателя на борту самолета (осведомленного и
Специально подготовленного К такого рода экспериментам);

Г) личным (грамотным) участием экспериментатора.

За 30 лет этой работы — не по нашей вине, но в наших исследованиях — мы потеряли двух летчиков и три самолета-лаборатории. Есть, есть, за что грехи отмаливать.

— Владимир Александрович, пожалуй, только Вы можете ответить на вопрос: как
Дух поддерживает крылья летчиков?

Дух летчика — это вера в свое предназначение быть в небе, вера в судьбу, в удачу, в себя. Дух человека летающего одухотворяет крылья самолета как продолжение самого себя, как олицетворения жажды познания того, чего нет на Земле, и мечты — ощутить на секундочку духовно и физически состояние «не от мира сего».

Только в небе летчик неожиданно для себя задумывается о вечном и бесконечном, ощущает личностное поле пространства и время как состояние бытия, удостоверяется в том, чего он на самом деле стоит как профессионал и как человек. Из духа как психического состояния высшего благоговения в полете рождается ответственность и формируется нравственное Я. Злого человека в небе Дух не терпит. Истинной личности вне Духа не существует. Читателя, особо интересующегося проблемами духовности в предметной деятельности, отсылаю к своей статье «Образ Духа человеческого как психологическая парадигма XXI века» (журн. «Магистр». 1996. № 3).

Расскажите о наиболее значимых Ваших публикациях за последнее время.

— Ежегодно мне приходится публиковать три–пять статей, все они разного жанра и качества. Из монографий, отвечающих требованиям науки, назову следующие (в соавторстве): «Экспериментально-психологические исследования в авиации и космонавтике» (1978), «Образ в системе психической регуляции деятельности» (1986), «Психология духовности профессионала» (1998). Из последних, итоговых, работ могу назвать три монографии: «Авиация. Человек, Дух» (1998), «Созидательная психология» (2000), «Размышления о здоровье» (2001).

Какие проблемы, на Ваш взгляд, сегодня главные в психологии? Как Вы оцениваете состояние психологической науки в настоящее время?

— Сложный вопрос, так как у каждого Свое Понимание, особенно это относится к
разным научным школам и к персональным профессиональным привязанностям, а иногда
и к принципам.

К важным проблемам я бы отнес следующие:

• психология встречи и столкновения современных и прежних стереотипов
восприятия мира;

• психологический анализ и научная оценка авторских концепций
общеобразовательных программ в свете социальной политики государства;

• рыночная экономика как объект мировоззренческих конфликтов;

158

• этнические предубеждения как психические состояния и индуцированное зло;

• методология и методы психологических подходов к исследованию духовных начал и становления экспериментальной психологии;

• диссоциация врожденных и приобретенных свойств организма и личности в

09.10.2012


155

5


Условиях социальных конфликтов как факт вырождения человечества.

Нынешнее угрожающее положение для самого существования России как страны (империи) выводит на первый план проблемы, связанные с социальной психологией, психологией образования, с просвещением, культурой, религией, историей.

— И традиционный вопрос: главное в Ваших планах и упованиях?

— В 70 лет уповать и надеяться трудно, даже будучи оптимистом... И дело не в
возрасте, дело в духовном вакууме и в той атмосфере, в которой живешь. Мудрость
подсказывает: пора жить для себя, а душа не приемлет, возможно, не так воспитали, не
тому учили, не те были родители, страна. Следовал, следую и буду следовать принципу:
преодолей себя и все то в себе, что мешает тебе нести добро и любовь. Это тяжелый, зато
освященный крест. Сегодня мои планы — успеть передать ученикам то сокровенное, что
не написал в книгах, не загасить пламя Духа, не потерять вкус к общению с людьми, не
сгорбиться от неудач.

Мечтаю, чтобы психология как наука и практика была не просто модой, путеводителем по жизненным и житейским лабиринтам, а органической составляющей культурного и доброго человека.

Психика наша слишком много вбирает в себя злого, корыстного, завистливого, ленивого и сама с собой справиться не может. Для этого и даны человеку Дух и Душа как Божье зеркало: всмотритесь в себя и думайте. Чаще стыдитесь себя.

09.10.2012


156 1

156