Книги по психологии

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ТВОРЧЕСТВА Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО
Вопросы психологии - 2005

И. Е. ЗАДОРОЖНЮК МОСКВА

Кузнецов О. Н., Лебедев В. И. Достоевский над бездной безумия. М.: Когито-центр, 2003. 227 с.

Вероятно, можно составить целую библиотеку на тему «Достоевский и психология», причем книги (начиная с монографии В. Ф. Чижа «Достоевский как психолог». М., 1885) касаются самых различных сторон данной темы. В некоторых из них защищается тезис о том, что Ф. М. Достоевский — настоящий психолог, по аналогии с тем, как герои А. П. Чехова доказывали, что таковым является А. С. Пушкин (один приводил для доказательства стихи М. Ю. Лермонтова, а второй сказал, что если бы Пушкин не был психологом, то ему памятника не поставили бы...).

Рассматриваемая книга написана доктором медицинских наук О. Н. Кузнецовым и

1 Доктором психологических наук В. И. Лебедевым, которые долгое время работали в

Центре подготовки космонавтов им. Ю. А. Гагарина. И опирается она на современные

Знания о природе психического и способах его проявления. Авторы проанализировали

Всю предшествующую литературу по теме и пришли к выводу, что одной из важнейших

Тем, разработанных гениальным писателем, является его прозрения о совершенствовании

Психического здоровья.

Переходя на образный язык, можно сказать: авторы пытались смотреть на глубины человеческой души, открытые Ф. М. Достоевским, с космических высот. Это и обогатило систему знаний о главной тайне мироздания — душе человеческой.

Следует особо отметить, что интерес именно к психическому здоровью проявлял с детства писатель, который был внуком священника и сыном врача. И первая и вторая профессии были связаны с попечением о душевном и физическом здоровье людей. Более того, по воспоминаниям, сам Федор Михайлович в детстве любил по этому поводу разговаривать с больными, которых лечил его отец. Но не этот интерес и даже не склонность к психическим заболеваниям (как показывают авторы, преувеличенная рядом наблюдателей) побудила Ф. М. Достоевского заняться темой здоровья. «Как великий реалист и гуманист, Ф. М. Достоевский видит в больном с психическими расстройствами прежде всего человека, страдания которого, описанные с огромной художественной силой, вызывают эмоциональное сопереживание читателя и впервые в мировой литературе заставляют его почувствовать свою общность с такими людьми» (с. 41). И это ему удалось сделать благодаря тому, что он воспроизводит характер душевных расстройств не с позиции стороннего наблюдателя, а как бы полностью слившись с переживаниями своих героев, проникнув до дна их души, т. е. используя приемы гуманистической психотерапии еще до того, как они стали инструментарием врачей. Более того, авторы справедливо замечают, что если в конце XVIII в. французский врач Пинель снял железные оковы с безумных и возвел их в ранг больных, то Ф. М. Достоевский сделал следующий шаг — ввел душевнобольных в круг полноправных граждан.

05.10.2012


127

2


128

Естественно, что данный тезис со всей основательностью доказывается на материале анализа характера и действий героев Ф. М. Достоевского. Он выявил очень важный момент в истории психического (не)здоровья — детерминацию состояния человека ведущей идеей его мировоззрения. Столкновения носителя такой идеи с обществом или с носителем другой идеи приводит не только к умственным спорам и нравственным переживаниям, но и к душевному беспокойству, а то и к заболеванию. Авторы книги в связи с этим подчеркивают уникальность способа проникновения Ф. М. Достоевского в феноменологию душевных расстройств, а соответственно и оригинальную его психотерапию, элементы которой вошли и еще будут входить в практику врачей.

Более того, в книге приводятся факты, в соответствии с которыми Ф. М. Достоевский прямо выступал в качестве эксперта по вопросам психологического здоровья. Так, в 1876 г. он выступил против эксперта-психиатра, дав свою интерпретацию поступка подсудимой, которая оказалась более правильной, и наказание было смягчено (с. 200; здесь же говорится и об элементах групповой психотерапии, присущей общению Ф. М. Достоевского с людьми).

Очень подробно с психологической точки зрения анализируется «Дневник писателя» и переписка Ф. М. Достоевского, авторы показывают, что слово писателя было важным орудием логотерапии. Именно поэтому к нему обращались со своими тайнами и болями тысячи людей.

В третьей и четвертой главах авторы проверяют релевантность характерологического анализа Ф. М. Достоевским своих героев с позиций современной психологии. Отмечается, что психопатии и акцентуации описывались им с не меньшей тщательностью по сравнению с тем, как это делали известные психологи и психиатры; при этом он в большей мере соотносил эти особенности с тем, что именуется душой. Очень интересно сопоставление реконструированных авторами книги взглядов Ф. М. Достоевского на душу врача Зосимова (персонаж «Преступления и наказания») и старца Зосимы («Братья Карамазовы»).

А что же психическое здоровье самого писателя? Не соглашаясь с тем, что Ф. М. Достоевский был подвержен «священной болезни» — эпилепсии, тем более наследственной, они предполагают следующий диагноз: симптоматическая эпилепсия при последствиях легко протекающего органического заболевания головного мозга, сопровождающаяся пограничными психическими расстройствами невротического уровня» (с. 60). Одна из причин обострения болезни Ф. М. Достоевского — жизненные трудности и особая тяжесть нравственных страданий, выпавших на долю писателя.

В заключение авторы, защищая право на свое собственное прочтение Ф. М. Достоевского, приходят к выводу, что вхождение в мир его идей и образов способствует совершенствованию психического здоровья человека и общества. В этом и его действенный гуманизм как «основа психотерапии везде, где уважительно думают о человеке» (с. 224), психотерапии не страдания и отчаяния, а жизнелюбия — как она изложена, к примеру, в гуманистической психологии К. Роджерса или патогенетической психотерапии пограничных состояний В. Н. Мясищева.

Хотелось бы, правда, подчеркнуть, что авторы в некоторых суждениях с излишней пристрастностью оценивают литературных оппонентов Ф. М. Достоевского. Так, в романе Н. Г. Чернышевского «Что делать?» героями (правда, не всегда первого плана) выступают и не во всем здоровые люди. А по отношению к некоторым из них проводятся сеансы

05.10.2012


127

3


Психотерапии, которые прекрасно описаны в самом романе, когда врач Кирсанов лечит дочь купца Полозова, заболевшую психически от социальной обиды. В рассказе о «пьяненьком» Мармеладове они осуждают жесткую оценку, данную этому персонажу литературным критиком Д. И. Писаревым как «трупу, понимающему и чувствующему свое разложение». По их убеждению, «Мармеладов — живой, тонко и глубоко переживающий страдания окружающего мира человек, возрождение которого возможно при соответствующих социальных условиях» (с. 112). А пока «платой» за его существование должна служить дочь Соня, пошедшая на панель, измученная жена и готовящаяся к ремеслу сестры младшая дочь... Нет, на наш взгляд, ближе к правильной оценке все же Д. И. Писарев.

В целом книга отечественных специалистов побуждает по-новому перечитать Ф. М. Достоевского. И обновить свои представления о психическом здоровье человека, путях его достижения и укрепления в наши нелегкие времена.

1 В. И. Лебедев — доктор психологических наук, автор более 200 научных работ, в том

Числе 26 книг по психологии творчества, экстремальной психологии и др., скончался в 2004 г.

На 76-м году жизни.

05.10.2012


129

129 НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ