Книги по психологии

§ 3. Народные песни // Колыбельная песня. поэзия раннего возраста
Э - Этнопедагогика

§ 3. Народные песни

Колыбельная песня. поэзия раннего возраста

В песнях отражаются вековые ожидания, чаяния и сокровенные мечты народа. Их роль в воспитании огромна, пожалуй, ни с чем не сравнима. Как-то на одной из дружеских встреч герой-космонавт Андриян Николаев сказал: «Человек, если помнит главные песни своего народа, никогда не перестанет быть его настоящим сыном. Пусть даже возникнут трудности с материнским языком... Благодаря поэтическим словам и красивым мелодиям, они оказывают на чувства и сознание детей сильное влияние и надолго сохраняются в их памяти».

Песни уникальны музыкально-поэтическим оформлением идеи - этической, эстетической, педагогической. Красота и добро в песне выступают в единстве. Добрые молодцы, воспетые народом, не только добры, но и красивы. Народные песни впитали в себя высшие национальные ценности, ориентированные только на добро, на счастье человека. Как прокомментировал Иммануила Канта Б.М. Бим-Бад в своей книге «Щит и оборона детства»: «Ребенок должен быть счастлив сегодня, а не завтра... Как ни парадоксально, ребенок счастлив, когда поет. Песни грустные поет редко, хотя есть много очень печальных сиротских песен, но не поют этих песен, эти песни - не их, а о них».

Песни - более сложная форма народного поэтического творчества, чем загадки и пословицы. Главное назначение песен - привить любовь к прекрасному, выработать эстетические взгляды и вкусы. Песенное творчество молодежи всемерно стимулировалось и поощрялось пожилыми. «Она не стала еще девушкой, у ней нет своей песни», - говорили старые чуваши. Понимание прекрасного в слове и мелодии, по народному представлению, предполагает творческое отношение к нему: в процессе исполнения песни допускалось улучшение текста и мелодии.

Песне присуща высокая поэтизация всех сторон народной жизни, включая и воспитание подрастающего поколения. Педагогическая ценность песни в том, что красивому пению учили, а оно, в свою очередь, учило прекрасному и добру. Песней сопровождались все события народной жизни - труд, праздники, игры, похороны и т.п. Вся жизнь людей проходила в песне, которая наилучшим образом выражала этическую и эстетическую сущность личности. Полный песенный цикл - это жизнь человека от рождения до смерти. Песни поют младенцу в колыбели, ненаучившемуся еще понимать, старцу в гробу, переставшему уже чувствовать и понимать. Ученые доказали благотворную роль нежной песни в психическом развитии ребенка в утробе матери. Колыбельные песни не только усыпляют младенца, но и ласкают его, успокаивают, доставляют радость. У итальянцев есть пробудительные песни - чтобы младенец проснулся в хорошем настроении и встретил наступающий день в радости.

Песни поют и слушают все. Ни об одном другом жанре, кроме песни, нельзя этого сказать: пословицы, сказки, загадки становятся понятными, начиная с определенного возраста, теми или иными из них пользуются преимущественно в определенный период жизни. Конечно, и песни имеют свой «любимый возраст»: девушки пятнадцати-двадцати лет поют столько песен, сколько они не спели до этого возраста и не споют до конца своей жизни.

В песнях определенно присутствует педагогическая идея, она обусловливает образовательно-воспитательную функцию песен.

Некоторые категории песен рассчитаны на конкретные возрастные группы, хотя, конечно, большинство песен не могут быть резко разграничены и распределены по возрастам. Иные песни взрослых малые дети поют с особым воодушевлением. Поэтому речь может идти только о преимущественном исполнении тех или иных песен в том или ином возрасте. Колыбельная песня предназначена младенцу, поет ее преимущественно мать, но зафиксированы случаи исполнения ее четырех-пятилетними детьми, укачивающими своих младших братьев и сестер. Колыбельная педагогика - самая природосообразная педагогика за всю историю человечества (первой колыбелью были руки и колени стоящей и сидящей дикарки-матери).

Назначение колыбельных песен убаюкать, усыпить ребенка. Творцами колыбельных песен преимущественно являются матери и бабушки, а пользуются ими все, кто нянчит детей. О колыбельных песнях встречаются воспоминания в пословицах, сказках, песнях. В одной из песен казаков, например, старший брат представлен нянькой. Он поет колыбельную песнь, которая могла быть в сущности создана и им самим:

А брат сестрицу

В люлечке качает:

«Сестрица родная,

Расти поскорее».

Подобные народные поэтические произведения интересны тем, что демонстрируют всеобщую любовь к детям. Большинство колыбельных песен раскрывает огромную силу прежде всего материнской любви. Но одновременно они внушают любовь к детям всем, кто исполняет их в процессе заботливого ухода за ребенком, т.е. так или иначе стимулируют самовоспитание; особенно это важно в тех случаях, когда за маленькими детьми присматривают дети постарше. Детям, лежащим в колыбели, слова песни еще непонятны, но нежность, вложенная в мелодию и слова пробуждает их душу и сердце, как бы готовит почву, создает благоприятные условия для последующих воспитательных воздействий. Колыбельная песня складывалась веками, в ней - самое оптимальное соотношение мысли, движения и настроения. Лучшие из них до сих пор используются в пестовании, их поют сами дети, укладывая кукол спать. Колыбельная песнь - величайшее завоевание народной педагогики, она нераздельно соединена с практикой воспитания детей именно в том самом нежном возрасте, когда ребенок - еще беспомощное существо, требующее постоянного заботливого внимания, любви и нежности, без которых он просто не выживет.

Основное содержание колыбельных песен - любовь матери к своему ребенку, ее мечты о его счастливом будущем. Они изобилуют поэтическими образами птиц, диких зверей, домашних животных, смешных и страшных, ласковых и сердитых, приходящих к колыбели, окружающих ребенка.

Лисицы спят

Все по кусточкам,

Куницы спят

Все по норочкам,

Соколы спят

Все по гнездышкам,

Соболи спят,

Где им вздумалось,

Маленькие детки

В колыбелях спят.

В колыбельной песне нежность матери представлена необыкновенно концентрированно: девочку называют «моей милой», «моей хорошей», «моей пригожей», «дитей маленькой», «дитей крошечной», употребляются разные варианты ласкательных имен, повторяются ласковые слова «люли», - «баю». В песнях нежность переносится и на окружение ребенка, в них - и «котинька-коток», «кудреватенький лобок», «серенький хвосток», и «пояски все шелковенькие», и «платочек беленький», и «колыбель-люлечка»... Очаровательно нарушение порядка, рядоположенности, утверждающее свободу, создающее проблемную ситуацию: у всех есть определенные места для сна, а соболи спят, где им вздумалось.

В колыбельных песнях любят не только своего ребенка, любят детей вообще, с радостью рассказывают о других детях, которые уже уснули. Умиление вызывает мирная картина жизни многодетной семьи:

Полна горница ребят,

Все по лавочкам сидят,

Кашу масляну едят.

Детям, засыпающим в колыбели, ласково и серьезно рассказывают о делах отца («пошел за рыбою»), матери («пошла пеленки мыть»), бабушки («пошла дрова рубить»), да и самому несмышленому уже обещано трудовое будущее: Зипун сошьем, /Боронить пошлем/ В чистые поля/, В зелены луга.

Вот в такой простой форме преподносится мало что понимающему ребенку колыбельного возраста своеобразный курс «родиноведения», построенный на предметах и явлениях самой близкой действительности: «чистые поля», «зеленые луга». Патриотизм - одно из самых глубоких чувств, оно неотторжимо от любви к детям и во всей полноте проявляется в колыбельных песнях.

В простенькой колыбельной песне мать рассказывала о труде, о Родине, о важности труда в повседневной жизни, рассказывала непринужденно, в удивительно поэтической форме, без всякой назидательности и нравоучения. Например, в одной из песен поется о том, что рано утром нужно отправиться на зайца; если поймать зайца, то можно испечь пирог из заячьего мяса. В этой же песне утешают плачущего ребенка, укачивая колыбель и приговаривая, что мать ушла по ягоды и принесет ягод, отец ушел на базар - принесет калач.

В колыбельных песнях матери рассказывают об окружающей действительности, вслух думают о цели и смысле жизни, выговаривают свои заботы, радости и печали. В колыбельной песне мать находит выход своим чувствам, возможность до конца выговориться, высказаться и получить психическую разрядку.

Поэтизация окружающей природы делает укачиваемого ребенка неразрывной ее частью. В марийской колыбельной песне все время повторяются строки: «Ой, дитя мое, дитятко, ой, дитя мое, дитятко»... Однотонное, нежное их повторение действует на ребенка успокаивающе, усыпляюще. В эту нежность вплетаются строки, так или иначе воспевающие марийскую природу: «Пусть рубашкой твоей будет вязовый лист», «постелью твоей будет липовый лист», «пусть отцом твоим будет заяц-русак». В этой древней песне ребенок - часть природы, ее дитя. Мать, любя своего ребенка, попутно выражает свою любовь к родной природе. Мордовская мать напевала песню ребенку:

Баю-бай, баю-бай,

Баю-бай, мой родной, засыпай,

Глазки, маленький мой, закрывай.

Спит кукушка средь темных ветвей,

До утра задремал воробей, -

Так ложись ты в постельку свою,

Баю-бай я тебе пропою...

Колыбельные песни народов собирались плохо, утеряны многочисленные импровизации, отличавшиеся, как можно полагать, изумительными поэтическими и педагогическими достоинствами.

У всех народов были свои поэты, создававшие колыбельные песни. В устах мамушек и сенных девушек, вынянчивших не одного ребенка, массовые колыбельные песни получили особенно богатую художественную обработку. Эти талантливые исполнители и создатели колыбельных песен - баюкалы, баюкальщицы, баюкалки, пестуны, припеваши - всегда были выходцами из народа. Улучшая народные творения, они возвращали их обратно народу, таким образом, шел процесс постоянного обогащения песенного арсенала.

Талантливые создатели и исполнители колыбельных песен одновременно были и талантливыми педагогами, любили детей. И дело отнюдь не в том, что без любви к детям не создать прекрасных колыбельных песен, а еще и в их непосредственном воздействии на ребенка. Редкая из песен проверяется в реальном действии, а колыбельная песня была именно такой: она не исполнялась просто так, ею усыпляли детей в колыбели. Такое соединение таланта поэта с талантом педагога было характерным явлением в народе. Если лучшими создателями колыбельных песен могли быть и воспитатели чужих детей, то лучшими в мире их исполнителями могли быть все-таки только матери. В этом смысле материнское чувство совершенствовало не только поэзию и музыку народа, но и сокровенные движения души человека, его духовное богатство, самые нежные и самые человечные стороны народной нравственности.

Трудно сказать, когда пробуждаются в человеке добрые начала и не является ли решающим фактором этого пробуждения доброта матери. Песню матери Расул Гамзатов называет источником поэзии, зароненным в душу человека. Это - семя поэзии, посеянное матерью в чувствах и мыслях ребенка. «Песня матери - главная песня в мире, начало всех человеческих песен. Если бы не было ее, колыбельной, не было бы на свете и других песен. И, может быть, меньше в мире стало бы радости, меньше счастья, меньше поэзии». Горцы про никчемного человека говорят: «Наверно, мать не пела над его колыбелью». А чуваши про злого человека говорят: «Он слушал, лежа в колыбели, не пение, а ругань».

Современные психологи считают бесспорным существование памяти детства. Психологический портрет человека складывается до пяти лет. Поэтому в высшей степени необходимо, чтобы с первого своего дня ребенок слушал хорошую поэзию и музыку. Не имея совершенно никаких представлений ни о существовании памяти детства, ни о психологическом портрете, уже тысячелетиями матери отдают своим детям лучшие порывы души, самую нежную поэзию и мелодию. Слова Ушинского о педагогическом гении народа, высказанные им в связи с оценкой сказок, могут быть применимы и к характеристике колыбельных песен, педагогическая гениальность которых бесспорна.

Заслуживающими внимание средствами воспитательного воздействия являются пестушки и потешки. В них подрастающий ребенок всецело занимает внимание взрослого. Пестушки получили свое название от слова пестовать - нянчить, носить на руках. Это короткие стихотворные припевы, которыми сопровождают движения ребенка при пестовании. Так, например, чувашские матери высказывают пожелание: «Будь большим, будь большим - при каждом подтягивании по пяди прибавляй в росте». Но пестушки нацеливают ребенка не на физические развитие, т.е. они не есть только простейшие физические упражнения, сопровождаемые песенными благоположеланиями. В них принимаются во внимание все ожидаемые стороны развития младенца, т.е. ближайшая перспектива:

А в ножки - ходунушки,

А в ручки - хватунушки,

А в роток - говорок,

А в голову - разумок.

Пестушки имеют смысл только при сопровождении их тактильным приемом - легким телесным прикосновением. Ласковый массаж, сопровождаемый веселой незатейливой песенкой с отчетливым произнесением стихотворных строк, вызывает у ребенка бодрое, веселое настроение. В пестушках учитываются все основные моменты физического развития ребенка. Когда он начинает становиться на ножки, ему говорят одно; ребенка, делающего первые шаги, учат тверже стоять на ножках и при этом говорят другие пестушки.

Пестушки постепенно переходят в песенки-потешки, сопровождающие игры ребенка с пальцами, ручками, ножками. В этих играх уже часто присутствует и педагогическое - наставление в трудолюбии, доброте, дружелюбии. Например, в русской детской потешке «Сорока», щедрая белобока накормила кашей всех, кроме одного, хотя и самого маленького:

Зачем дров не таскал,

Воды не носил?

Народ не оправдывает лентяя в любом возрасте и считает, что психологическая подготовка к деятельности должна начинаться с момента пробуждения сознания.

При исполнении потешки «Чей нос?» мать, взяв ребенка за нос, спрашивает: «Чей нос?» Ребенок отвечает, ему задают другой вопрос. Заключительная часть диалога следующая:

Что купишь?

Калач.

С кем съешь?

Если ребенок отвечает: «Один» или «Одна», его теребят за нос, говоря: «Не ешь один! Не ешь один!» Маленького ребенка учат помнить о братишках и сестренках, товарищах, делиться с ними.

Позднее, начиная примерно со второго года жизни, детям поют песенки и более сложного содержания, независимо от игр, отдельно от каких-либо действий. Такое самостоятельное существование детских песен свидетельствует о вполне сложившейся в народе системе эстетического и этического воспитания детей. Высокое совершенство песен, определяемых, как прибаутки, свидетельствует о взыскательном поэтическом и музыкальном вкусе многих поколений трудового народа. Эти песни - подлинные золотые крупинки устного народного творчества. В них народ блестяще разрешил проблему поэтической формы произведений для самых маленьких. Песни народа могут быть образцом для всех детских писателей...

Чувашским матерям известна особая форма прибауток, в которых непременным элементом являются благопожелания. Они встречаются и в банных прибаутках, которые обычно произносили, лаская ребенка легким веником: «Мужчину увидишь - дядей назови, женщину увидишь - тетей назови, девушку увидишь - сестрой назови». Подобные благопожелания являются важным компонентом прибауток. Чаще всего встречаются строки следующего рода: «Вырастешь - будь молодцом, мастером петь и искусным танцором», «Добрая голова пусть имеет добрые цели, добрый конь твой пусть добро скачет, добрые руки пусть делают доброе дело». Много места в жизни крестьянских детей занимали различные заклички и приговорки. Песенные заклички и словесные приговорки наполнены веры во всемогущие силы земли, неба и воды; они приобщали крестьянских детей к жизни и труду. Закличка наполняла маленькое детское сердце той же, что и у взрослых, надеждой на обильный урожай, достаток и богатство. Дети рано приучались разделять печали и радости, труд и заботы взрослых.

Песни также и неизменный, обязательный элемент игры. Песня оживляет и игры, и труд, является связующим звеном между ними.