Книги по психологии

4.2. Эпилептоидная акцентуация
Психолингвистика - Основы психолингвистической диагностики

4.2. Эпилептоидная акцентуация

Являясь эндогенным заболеванием, эпилепсия относится к числу трудноизлечимых болезней. Даже если лечение проходит успешно, у человека сохраняются черты характера акцентуированной личности. Тем самым, эпилепсия проявляется и как тяжелое заболевание, и как личностная особенность в виде эпилептоидности.

Эпилептические припадки протекают следующим образом Человек, подверженный им, внезапно испытывает перемену настроения, потом наступает "особое состояние", он падает, начинает биться в конвульсиях, затем замирает, и происходит релаксация (вплоть до мочеиспускания), затем обычно наступает сон. Именно эти судорожные припадки и определили старое название болезни -"падучая".

Эпилептическому припадку сопутствуют помрачение и спутанность сознания, сумеречные состояния. Спутанность сознания характеризуется следующими признаками: оторванность от реальности, дезориентация в месте и времени и утрата способности к абстрактному мышлению (Сараджишвили, Геладзе 1977, 167).

Возможна и такая разновидность автоматизма, как фугизм (от лат. fuga - бегство, бег), который проявляется в форме стремительных движений и действий (человек сдирает с себя одежду, пытается куда-то бежать). По окончании эпизода расстроенного сознания отмечается амнезия (Блейхер, Крук 1995, 570).

Перед припадком человек может ощущать различные предвестники или ауры (от греч. aura - ветерок): дуновение ветерка, он может слышать смех, различные шорохи, ему может казаться, что все вокруг стало либо маленьким, либо, наоборот, большим. Припадок может быть спровоцирован внешними условиями. Так, эти может быть нахождение в темноте, яркий свет, вспышки, появление низкочастотного гула либо определенного ритма, нахождение в воде. Судорожная готовность усугубляется нарушениями в водном и со левом обмене организма.

Характер эпилептоидной личности следует назвать тяжелым. Такой человек нередко испытывает гнев, негодование, ярость. При совершении преступления личность, находившаяся в таком состоянии, обычно признается недееспособной.

Эпилептоидная личность характеризуется снижением интеллекта, возбудимостью. Однако после вспышек гнева и страсти, приступов злобного настроения возможны раскаяние, обещания исправиться, угодливость, слащавость, льстивость. "Отсюда, - пишет Д.Е.Мелехов, - определение старых учебников эпилептика как человека с камнем за пазухой и молитвенником в кармане" (Мелехов 1992, 72).

Это скорее стеничная, чем астеничная личность. Направленности на конкретное дело соответствует ориентация на "природу" человека, в том числе и на секс. Эпилептоидная личность занимает определенные ниши в человеческой деятельности: физический труд'; счет мелких предметов (например фишек, денег), работа руками с мелкими предметами (печатанье на машинке, вязание и т.п.): организация чужой работы, секс (проституция). Возможна работа с детьми (в планах князя Мышкина из "Идиота" Достоевского была работа по воспитанию детей, организация клуба для них)" преподавание (как правило, "с нуля").

Психиатры считают установленным, что "нормально организованная физическая умственная нагрузки подавляют эпилептическую активность" (Сороджишвили, Гелолз 1977,272).

Что касается творческих аспектов деятельности, то тут преобладает "вторичное" творчество и трансляция результатов чужого умственного труда. Нередко использование чужого сюжета, пересказ известных произведений.

По внешнему виду такие личности достаточно узнаваемы. Они либо худощавы (в том числе лица) и у них борода клинышком (как у Ф.Дзержинского, В.Ульянова), челка на лоб, либо коренасты (особенно женщины) и носят бороду с усами. Говорят и поют резко, с хрипотцой.

Когнитивная установка эпилептоидной личности основана на противопоставлении "я" — человека простого, природного, делающего свое дело, и "он" - умного и потому опасного.

Справедливости ради необходимо упомянуть, что в современных американских психиатрических кодификаторах расстройств поведения и психики эпилептоидность включена в класс органических психических и неврологических расстройств (Carson 1988, 450) и не считается психиатрическим заболеванием в полном смысле этого слова. Это, однако, не меняет кардинально сути дела, если говорить о "темных" текстах.