Книги по психологии

О МЕТОДАХ ИССЛЕДОВАНИЯ СТРУКТУРЫ УСТАНОВКИ ЛИЧНОСТИ КАК БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО ПСИХИЧЕСКОГО
Б - БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ ПРИРОДА. ФУНКЦИИ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В. Г. НОРАКИДЗЕ

Институт психологии им. Д. Н. Узнадзе АН Грузинской ССР, Тбилиси

Во вступительной статье к X разделу монографии «Бессознатель­ное», посвященному методам исследования бессознательного, пред­ставленным в статьях, дана их классификация. Они разделены на 5 групп; охарактеризованы существенные стороны каждой группы, определена их ценность для исследования сферы бессознательного психического. Авторы редакционной статьи правильно отмечают, что такое разнообразие методов исследования указывает на сложность, ситуации в этой области и в то же время отмечают односторонность, подхода к проблеме. В настоящее время основной задачей является установление взаимосвязей между этими методами и их объединение в единую концептуальную систему,[1]. Этой же проблемы касается и наша статья, помещенная в монографии ([7]. В ней представлена попытка установления такого комплексного метода, на основе кото­рого возможно исследование целостной структуры установки как бес­сознательного психического и ее отдельных компонентов.

Содержание большинства методов, опубликованных в моногра­фии, указывает на реальность существования объекта исследования (бессознательного психического) и показывает возможность изучения природы отдельных аспектов этого феномена, но вместе с тем они требуют специального исследования для определения роли каждого при изучении многогранной структуры личности, в которой созна­тельное и бессознательное представлены нераздельно и функциони­руют во взаимодействии.

Некоторые авторы статей монографии вообще отрицают возмож­ность экспериментального исследования бессознательного психическо­го, так как, по их мнению, таковой реальности в человеке не сущест­вует, а исследование несуществующего — бессмысленно. Беспочвен­ность подобных суждений раскрыта во вступительных статьях и во многих исследованиях монографии. Мы остановимся лишь на статье В. Л. Какабадзе на той ее части, в которой проблема бессознатель­ного психического рассматривается в соотношении с теорией установ­ки Д. Н. Узнадзе. В. Л. Какабадзе, отрицая возможность существо­вания психических содержаний за пределами сферы переживания, не­зависимо от сознания, высказывает следующее соображение: «В со­ветской психологии лишь в теории установки Д. Н. Узнадзе решает­ся положительно психологическая проблема бессознательного; допу­скается существование такой психики, которая отличается качествен­но от переживания, от частного психического факта и является це­лостно-личностным состоянием готовности к определенной активности* в чем своеобразно отражена действительность» ¡[4, 198]. В приведен - 366 ном отрывке В. Л. Какабадзе правильно излагает основные положе­ния Д. Н. Узнадзе, но неправильным является понимание автором сущности смысла теории установки, неправильно то, что для Д. Н. Уз­надзе якобы установка не является бессознательным психическим фе­номеном и что, если считать бессознательной, то исключается ее изучение объективными. методами. Чтобы доказать необоснованность этого мнения, считаем целесообразным обратиться к трудам Д. Н. Уз­надзе: «Установка не может быть отдельным актом сознания субъек­та, она — лишь модус его состояния как целого. Поэтому совершен­но естественно считать, что если что у нас протекает действительно бессознательно, так это, в первую очередь, конечно, наша установка. Итак, мы видим, что бессознательное действительно существует у нас, но бессознательное — ничто иное, как установка субъекта. Следовательно, понятие бессознательного перестает быть отныне лишь отрицательным поня­тием, оно приобретает целиком положительное значение и должно - быть разрабатываемо в науке на основе обычных методов исследова­ния» (подчеркнуто нами — В. Н.) |Н, 138]. Из вышесказанного яс­но, что, согласно теории Д. Н. Узнадзе, бессознательное действитель­но существует в виде установки, а не в том понимании и не с темп признаками, как оно представлено в концепции психоанализа. Невоз­можно истинное бессознательное характеризовать признаками созна­тельного, как это дано в концепции Фрейда. По этим вопросам мне­ние Д. Н. Узнадзе крайне радикально: бессознательное не только не­возможно характеризовать терминами сознательного, но даже невоз­можно осознать. Как известно, это совершенно не исключает возмож­ности его научного изучения. В советской психологии известна дис­куссия по вопросу осознания установки, в которой Ф. В. Бассин за­нял следующую позицию: установка как направляющая психические процессы «промежуточная переменная», со своей стороны, постоянно «коррегируется на основе той информации, которая поступает в по­рядке обратной связи в результате сознательной активности, развер­нутой в плане объективации» ([8, 92].

Д. Н. Узнадзе подчеркивает то обстоятельство, что Фрейд не смог установить положительных характеристик бессознательного, а для доказательства реальности явления необходимо установить по­ложительные признаки этого явления. Установка именно и является тем бессознательным феноменом, который можно характеризовать положительными признаками, этот феномен обладает совершенно оп­ределенной психологической закономерностью, и, главное, изучение установки возможно объективными методами. Основные положения теории установки возникли и основаны на результатах эксперимен­тального исследования.

Так как бессознательное психическое — установка — является ре­альностью, все экспериментальные методы, исследовавшие любой из аспектов бессознательного, можно рассматривать с точки зрения то­го, в каком они находятся соотношении с методами исследования структуры установки личности. В данном случае неважно, понимает­ся ли бессознательное как один из частных аспектов структуры пси­хического или как глобальный интегрирующий и направляющий мо­дус всей психической жизни. Методы, представленные в III томе моно­графии «Бессознательное» (Г. В. Гершуни, Ю. Л. Забродин и Е. 3. Фриман, В. Л. Райков и О. К - Тихомиров, М. А. Котик, П. Б. Шо- шин, Ф. И. Шапиро, Е. А. Умрюхин), безусловно, являются метода­ми исследования отдельных компонентов структуры бессознательно­го. Они могли бы иметь определенное значение для разрешения про­блем комплексного исследования структуры личности. Но, как было сказано выше, их анализ с этой точки зрения требует специального экспериментального исследования (исключением может служить толь­ко представленный С. Я. Рубинштейном метод изучения неосознан­ных мотивов, который в комплексном методе исследования структу­ры установки может сыграть существенную роль в установлении фик­сированных ценностных ориентаций личности).

Мы коснемся только тех методов исследования личности, интер­претация которых возможна в аспекте психологии установки, в част­ности, мы разберем взаимоотношения между методом фиксированной установки и проективными методами. Наши соображения по этому во­просу кратко изложены в нашей статье в III томе монографии «Бес­сознательное» [7]. Здесь мы попытаемся дополнить приведенные в статье доводы и более убедительно обосновать их.

Согласно теории установки, множественность психической жизни формируется в одну целостную структуру конкретным субъектом, который в каждый момент своей активности дан как установка или такая настройка целостного субъекта, такое динамическое состояние, которое обеспечивает возникновение психических действий, необходи­мых для правильного отражения среды и формирования актуализи­рованных переживаний в одну целостную структуру деятельности. Структура же деятельности дана в единстве со структурой установки; она формируется согласно законам последней ее существенными при­знаками. Включенная в деятельность и организованная в виде одной целостности, множественность переживаний представляет собой про­явление установки. Поэтому в каждый данный момент личность как субъект активной деятельности (но не вся личность в целом) явля­ется установкой и системой данных в единстве с этой установкой пси­хических переживаний и свойств, охваченных структурой деятельно­сти на почве установки.

Рассмотрение деятельности в единстве с установкой подразуме­вает и то, что деятельность и ее компоненты находятся в теснейшей связи с породившими эту установку факторами — средой и потреб­ностью; они явл'яются продуктом взаимоотношений этих факторов. Вследствие того, что деятельность включена в систему потребностей личности, она имеет для нее определенный смысл, значение, т. е. она мотивирована.

Структура деятельности подчиняется общим закономерностям ус­тановки, но эта структура является в то же время и структурой кон­кретного индивида; она в каждый данный момент формируется и под влиянием находящейся в единстве с общими законами специфической для индивида фиксированной установки, т. е. свойств как диспози­ций. Поэтому описываемая структура всегда выступает и как общая и как индивидуальная, что является основой решения как проблемы структуры личности, так и типологии этой структуры.

Своеобразие модуса активности установки личности накладывает свой отпечаток на все стороны личности в целом, на все ее отдель­ные компоненты, в частности, на характер, который является сердце­виной личности.

Если под понятием диспозиции подразумевать не только врож­денную возможность, но и фиксированные установки большой лично­стной ценности, воссозданные на почве взаимоотношения потребно­стей и среды, подразумевать способность легкой актуализации, т. е. легкого возникновения этих установок в соответствующих условиях, тогда ясно, что характер представляет собой способность актуализа­ции фиксированных установок большой личностной ценности как на первом (импульсивном), так и на втором уровнях (ступень объекти­вации, воли) психического.


При изучении характера личности необходимо рассмотреть его отдельные компоненты в их взаимосвязи. Отдельные компоненты ха­рактера следующие:

1) чертьГ характера личности — диспозионные установки. Они в большинстве случаев выработаны на почве единства биологических и социальных потребностей и соответствующих ситуаций. Вследствие частых повторений или большой личностной ценности они преврати­лись в диспозиционные установки, поэтому в соответствующих усло­виях легко возникают и становятся основой мотивации поведения лич­ности;

2) имеет значение, на каком из уровней психического происхо­дит проявление этих свойств — на установочно-импульсивном или на уровне объективации;

3) какова диспозиция эмоции личности — темперамент, на фоне которого разворачивается волевое поведение человека (сангвиник, флегматик, холерик или меланхолик);

4) какова связь между отдельными компонентами характера, в частности, каково отношение между первым и вторым уровнями пси­хического, какова взаимосвязь между чертами личности, ставшими импульсом деятельности, и целями воли, между обязанностью, дол­гом и потребностью целесообразной адаптации к среде. С этой точки зрения можно выделить: цельные гармонические типы людей; кон­фликтные типы, когда между отдельными сторонами личности — меж­ду естественными импульсами и целями воли — нет соответствия; импульсивные, конфликтные люди, в которых преобладает первый уровень психического — импульсивно-установочный (невротические лю­ди) f 5, 178].

Для постижения структуры установки личности, природы ин­тегрирующего фактора психической жизни, характеризующейся мно­жеством различных аспектов, должен, несомненно, быть исполь­зован комплексный метод исследования. Централь­ное место среди таких методов занимает классический метод изучения фиксированной установки — метод исследования формально-струк­турных аспектов установки. Модель этого метода такова: с помощью инструкции у испытуемого создается потребность в сравнении различ­ных величин (познавательная потребность), после чего в установоч­ных опытах испытуемому, у которого закрыты глаза, даются в руки для сравнения два различных по объему шара (сферы). Экспозиция данных объектов производится несколько раз. Повторение установоч­ных опытов необходимо для упрочения актуально возникающей при каждой отдельной экспозиции первичной установки — различения ве­личины (больше и меньше) объектов. В условиях этого эксперимента установка возникает как результат взаимодействия потребности (раз­личить объем сфер) и объективной ситуации (существование разли­чия в величинах подаваемых сфер). После установочных проводятся критические опыты. На сей раз субъекту подаются абсолютно рав­ные сферы. Под воздействием выработанной и зафиксированной в предыдущей серии опытов установки испытуемый воспринимает рав­ные шары как неравные. Установочные экспозиции создали у субъек­та такое состояние, которое вызвало иллюзорную оценку равных сфер. Это состояние можно рассматривать как некую готовность — установку личности к совершению определенного действия. В сфор­мировавшейся у субъекта установке эскизно в виде предварительной программы дано то поведение субъекта, которое должно осущест­виться в дальнейшем. У субъекта можно выработать установку на количественные соотношения во всех известных модальностях. По вы­шеуказанному принципу можно сформировать установку также и на

24. Бессознательное, IV 369

Качественном материале (метод нейтрального шрифта 3. Ходжава), в сфере представления (опыты Р. Натадзе), на смысловом материале (опыты Н. Элиава) и т. д. Во всех этих опытах имеют место факты иллюзорного переживания, обусловленные фиксированной установ­кой. Установленные иллюзии, выработанные любым путем и на лю­бом материале, подчиняются в своем проявлении в основном одному^ общему закону, поэтому в данном эксперименте изучаются процессы формирования установки и основные характеристики уже сформиро­ванной установки.

В этом случае иллюзия установки является достаточно надежным препаратом для изучения природы установки. В результате проведен­ного исследования был установлен целый ряд общепсихологических *г дифференциально-психологических черт личности, имеющих харЗкте - риологическое значение [11; 6].

Если проследить общее направление проводимых психологией ус­тановки экспериментальных исследований, то выяснится, что здесь, в основном намечается путь преодоления тех трудностей, которые имеют место при изучении структуры личности как независимой пе­ременной, поскольку в данном случае исходной точкой исследования личности является не анализ ее отдельных компонентов — зависимых переменных, а структура основного модуса целостного субъекта. Этот модус, по выражению А. С. Прангишвили, представляет собой выс­ший уровень организации «человеческих сущностных сил», они как бы фиксируют все те внутренние динамические отношения, которые опре­деляют в индивиде психологический эффект стимульных воздействий на него и на базе которого возникает деятельность, имеющая опреде­ленную направленность как уравновешивание отношений между ин­дивидом и средой [8].

В результате экспериментальных исследований установлено, что* классический метод исследования фиксированной установки дает воз­можность постичь1 формальный аспект структуры личности. Постиже­ние данного аспекта структуры личности, ее схемы, каркаса откры­вает надежный путь к воплощению этой схемы в жизнь, поиску со­ответствующих ей содержаний. Такой путь исследования позволит нам создать портрет структуры личности, в котором, как в едином це­лом, будут отражены как ее формальные, так и содержательно-моти­вационные аспекты.

Если метод фиксированной установки дает возможность постиг­нуть формальную структуру личности и таким путем выяснить фун­даментальную психологическую основу активности личности, постичь схему структурных особенностей установки, вызывающей и направля­ющей поведение и переживания субъекта, то другие методы, в част­ности, проективные методы, позволяют развернуть широкую аналити­ческую работу, создать такую экспериментальную ситуацию, при ко­торой становится возможным выявить другие аспекты установки, в частности, ее мотивационные стороны в реальной активности челове­ка, путем наблюдения над которой можно будет постигнуть содержа­тельную природу установки [5; 6].

Наш подход к изучаемому вопросу аналогичен известному под­ходу в современной психологии личности. Однако, в отличие от него,, мы начинаем свою аналитическую работу не с пустого места, а с - изучения выявленного в эксперименте первичного переменного — формального аспекта структуры установки и некоторых соответству­ющих ему содержательных компонентов, с целью более глубокого - раскрытия природы данной структуры. Посредством выяснения фор­мального аспекта установки можно многое сказать о самой лично­сти, о тех личностных особенностях и содержательно-мотивационных

Моментах, которые могут быть характерны для личности. Выясни­лось, что в основе возникновения определенного комплекса свойств характера личности лежит определенный тип структуры установок. Ориентировочно выступающие при этом отношения можно обрисовать следующим образом:

Чем более динамична и пластична установка, чем более стабиль­ны и константны ее динамичность и пластичность, тем более интегри­рована и стабильна личность, тем более она адаптирована, обладает способностью к объективации, экстравертна, или же экстраверсия и интраверсия уравновешены в ней. Личность обладает при этом спо­собностью приспособления к внешней среде, способностью реализа­ции адекватных ее целям стратегий; она целостна, гармонична.

Чем более косна, статична установка личности, чем более кон­стантна, стабильна и иррадиирована эта статичность, тем более дис­гармонична структура личности, затруднена ее адаптация к среде; она трудно переключаема, ригидна, резко интравертивна; у лично­сти с такой установкой поиски нужных путей для достижения ее це­лей в сложной и изменчивой среде протекают на фоне невротических переживаний. Если такая личность обладает высокой способностью к объективации, то ее внутренние конфликты заторможены, внутренне личность конфликтна, но с точки зрения приспособления к среде она стабильна, адекватна, даже гармонична.

В случае ослабления и тем более при полном отсутствии способ­ности к объективации личность приближается к острому неврозу или психозу. Например, установка шизофреника в большинстве случаев косно-статична, иррадиирована, у него полностью отсутствует воз­можность выработки установок посредством воображения на уровне объективации.

Чем больше ослабляется константность установок личности, тем больше характер личности утрачивает внутреннюю логику, последо­вательность, личность становится импульсивной, экспансивной, в ней сильны невротические переживания.

Когда, наряду с константностью установка теряет признак ста­бильности, т. е. становится вариабильно-лабильной, развивается ис­теричный характер, в котором в зависимости от характера взаимоза­мены типа установок невротические нарушения проявляются в раз­личных формах |[5; 6; 7].

Однако, результаты исследования формы установки не идут даль­ше этого, они ничего не говорят об интимной, содержательно-мотива - ционой жизни конкретного индивида. Этот метод не дает нам знаний о содержании уникальных фиксированных установок личности, осо­бенно о свойствах ее нереализованных установок.

Большими возможностями с точки зрения изучения нереализо­ванных фиксированных установок обладают проективные методы. Е. Т. Соколова в статье, помещенной в III томе монографии «Бессо­знательное», рассматривая проективные методы и само понятие про­екции, совершенно обоснованно приходит к выводу: «Термин «про­екция» многозначен и, как это ни парадоксально, лишен психологиче­ского содержания. Он лишь фиксирует эмпирически наблюдаемые яв­ления, но психологически квалифицировать их не может» [10, 629]. Действительно, проекция является психологическим фактом, который состоит в следующем: субъект воспринимает среду или отвечает на различные раздражители среды с позиций собственных интересов, возможностей, привычек, мгновенных аффектов, длительных страстей, ожиданий, желаний, иными словами, он выражает восприятие внеш­него мира в соответствии с внутренней структурой своей личности и природой отдельных компонентов этой структуры, отражает интим­ные взаимосвязи между субъектом и внешним миром, представляя собой в большинстве случаев процесс ассимиляции, уподобления соб­ственных бессознательных наклонностей, стремлений. Объяснение и понимание этого факта становится возможным на основе теории ус­тановки. Механизм этого феномена в психологическом плане следует искать в понятии установки. С этим положением согласны и авторы статей, помещенных в III томе монографии «Бессознательное»: Е. Т. Соколова [10], Ю. С. Савенко [9] и Л. Ф. Бурлачук [2], однако пра­вомерность этого положения станет еще более очевидной, если факт проекции мы рассмотрим применительно к феномену фантазии.

Ставится вопрос: как при помощи проективного метода, в част­ности, метода тематической апперцепции, возможно изучение содер­жания мотива поведения личности — фиксированных установок? На этот вопрос можно ответить следующим образом. Тесты тематической апперцепции вызывают в личности образы фантазии. Действие же фантазии опирается на установку личности, особенно на действие не­реализованных фиксированных установок. Согласно концепции Д. Н. Узнадзе, причина и смысл происхождения фантазии заключается в следующем. Объективная действительность имеет свое независимое существование, свои закономерности; она не всегда считается с на­шими желаниями и потребностями, тогда как их удовлетворение за­висит именно от нее. Очень часто наши потребности остаются неудов­летворенными, понятно, что в таком случае у субъекта появляется им­пульс: если существующая действительность не удовлетворяет его потребность, он сам создает такую действительность, которая обес­печивает возможность удовлетворения этой потребности, ибо чело­век— активное существо и с самого начала стремится к полному вы­явлению и разворачиванию своего существа. Фантазия дает ему эту возможность в определенных границах, в пределах психической ре­альности, в частности, в сфере представлений. В случае восприятия и памяти существует заранее данная действительность, выполнякУ - щая ведущую роль; в случае же фантазии в субъекте заранее дан определенный комплекс сил с тенденцией приведения в действие этих сил в соответствующем направлении. Действительность фантазии по­является только потом как результат воздействия этого фактора. По­строенная на основании фантазии психическая действительность пред­ставляет собой реализацию тенденции приведения в движение всех сил индивида в отмеченном направлении. В основе активации фан­тазии лежит тенденция реализации определенных установок, остав­шихся нереализованными, невыявленными установками субъекта, вы­явление которых затрудняет реальная действительность. Картина фантазии представляет реализацию таких установок. Д. Н. Узнадзе определяет и симптоматическую ценность фантазии: по его мнению, если в основе фантазии лежит неудовлетворенная потребность, тен­денция проявления определенных сил, определенных нереализованных установок, если, следовательно, действие фантазии направлено на их реализацию, тогда обязательно, чтобы продукты работы фантазии имели значение симптома и символа, которые дают возможность го­ворить о скрытой установке субъекта, о потребности, о тенденции ак­тивности.

Согласно психоанализу, образы фантазии представляют собой определенные символы: каждый из них как бы что-то означает и по­является для передачи этого значения. Д. Н. Узнадзе утверждает, что неправомерно провозглашать представления фантазии символами столь устойчивого, определенного, неизменного значения: «Сегодня для нас бесспорно, что не существует элемента, отдельной части, не­зависимой от этого целого, куда он входит как элемент. Фантазия создает не отдельные представления, а целую систему; случай и от­дельное представление встречаются в том или ином контексте цело­го; следовательно, они подчиняются влиянию целого и по этому при­знаку приобретают символическое значение» [12, 576].

Итак, подобное понимание сущности фантазии дает возможность применить проективный метод для изучения скрытых, нереализован­ных, фиксированных установок, для изучения бессознательно данных установок, имеющих большой личностный вес, превратившихся в свой­ства личности. Посредством этого метода можно, вызвать творческую фантазию личности и на основе анализа соотношения содержания фантазии с поведением личности установить своеобразие содержания мотивов поведения — установок.

В пользу того положения, что механизмом проекции как психо­логического феномена является установка, помимо тех аргументов, которые приведены в нашей статье в III томе монографии «Бессо­знательное» [7], свидетельствует и известное исследование Д. Н. Уз­надзе, посвященное проблеме постижения значения. Эксперименталь­но доказано, что возникновение завершенного структурного восприя­тия (когда восприняты и форма и значние) возможно только после сформирования соответствующей этому восприятию установки. Вос­приятие является продуктом определенной реализации созданной ус­тановки [13].

Вообще природа процесса структурирования предметов со сла­бой структурой, в частности, природа тестов Роршаха как метода ис­следования внутренней структуры личности, оставалась бы непонят­ной без использования понятия установки [5; 3].

Результаты нашего исследования подтверждают, что типы харак­тера, определенные методом анализа фиксированной установки, на­ходятся в высокой положительной коррекции с теми свойствами лич­ности, которые определяются на основе тестов тематической аппер­цепции. Выяснилось, что в структуру характера личности, выявлен­ную методом анализа фиксированной установки, включаются с опре­деленной закономерностью мотивы, которые являются содержатель - но-мотивационой стороной установки большого личностного веса. Ха­рактер отношений между результатами исследования этими двумя методами очень кратко таков:

1) Чем пластичнее и динамичнее установка, тем больше свойств выявляется методом тематической апперцепции, отражается высокий уровень адаптации личности к среде, развитию коммуникативных свойств;

2) Чем статичнее установка личности и константнее и стабильнее эта статичность, тем у личности сильнее, по данным тестов тематиче­ской апперцепции, мотивы, выражающие сензитивность, пессимистиче­ские эмоции, автономность, эгоцентризм, субъективность, скрытую агрессивность, интраверсию.

Таким образом, свойства характера, соответствующие типам ус­тановок и выявленные посредством клинико-биографического метода и метода тематической апперцепции, в основных чертах совпадают друг с другом, причем данные указанного текста включаются в струк­туру установки. То же самое можно сказать об образах фантазии, возникающих во время созерцания чернильных пятен Роршаха. На­пример, по исследованиям 3. Джапаридзе, между типами установок и типами переживания имеется статистически достоверное соответ­ствие. Динамическому типу фиксированной установки здоровых ис­пытуемых статистически достоверно соответствует интравертирован - ный тип переживания; статическому типу установки — экстратензив - ный тип переживания. Вариабильный тип установки представлен обо­ими типами переживания (интравертированным и экстратензивным) [5; 3] и т. д.

Тесты Роршаха представляют ситуации, вызывающие актуализа­цию представлений фантазии. Анализ образов фантазии, вызванных этим методом, дает возможность постичь глубокие слои личности, вы­яснить важные стороны ее структуры, и, что главное, дает достаточно надежные сведения о природе тех сил личности, которые необходимы для реализации установок: каковы особенности интеллекта как свойства харак­тера, каковы интеллектуальные интересы, чувство реальности, какова в поведении роль эмоций и фантазии, творческая энергия, способность саморегуляции и т. д. Материалы, полученные этим методом, обога­щают и углубляют знания о структуре личности и в основные чертах согласуются с данными, полученными методом анализа фиксирован­ных установок.

Следует отметить то обстоятельство, что в исследованиях советских и некоторых зарубежных авторов, особенно в работах советских ученых, посвященных проблеме изучения психологических механизмов проекции, подчеркивается плодотворность понимания природы проекции и до­бытых посредством проективных методов результатов с позиции теории установки (Ю. С. Савенко [9], Л. Ф. Бурлачук [2]), а так­же проводимых в этом направлении исследований. Как указывалось в начале статьи, анализ структуры установки и находящихся в един­стве с ней многообразных содержательных и формальных компонен­тов возможен лишь при' наличии адекватного комплексного метода, в котором центральным, основополагающим является метод фиксиро­ванной установки (ТАТ, тесты, Роршаха, Айзенка, ММРІ, метод кли­нической беседы). При экспериментальном изучении личности мы ру­ководствуемся: анализом взаимосвязи диспозиционной природы уста­новки, как структурой бессознательной психики и находящейся в един­стве с ней сознательной психической жизнью; тем, в какой мере адек­ватность переживаний и поведения личности, трудность или легкость адаптации (пластичность и ригидность в поисках путей самореализа­ции), целенаправленность действий, внутренние конфликты и т. п. связаны со структурой установок, ставших существенными чертами личности. Было установлено, что составленный по этому принципу комплексный метод имеет психодиагностическую ценность,[5; 7].

Для изучения содержательного аспекта структуры личности, ко­торый представлен, главным образом, в виде нереализованных уста­новок, нередко являющихся источником затруднений при адаптации к среде, внутренних й внешних конфликтов, наиболее адекватными яв­ляются проективные методы. Однако целесообразное использование указанных методов с этой целью все еше нуждается в интенсивной исследовательской работе, в частности, в уточнении путей интерпре­тации полученного посредством проективного метода материала на ос­нове закономерностей установки, освещении вопросов взаимосвязи качественных сторон проективных методов и методов фиксированной установки в клинической практике, осмыслении на основе теории ус­тановки всех аспектов т. н. «защитных механизмов», обоснованных психоанализом.

CONCERNING THE METHODS OF STUDY OF THE STRUCTURE OF A PERSON’S SET AS THE UNCONSCIOUS MENTAL

V. G. NORAKIDZE

The D. N. Uznadze Institute of Psychology, Georgian Academy of Sciences, Tbilisi

Summary

The paper discusses the controversial problems oî the study of the struc­ture of set as the unconscious mental. It is shown that the study of the struc­ture of set (implying the unity of a number of meaningful and formal compo­nents) is feasible by a complex method (the method of fixed set, projection techniques, clinical interview questionaire, Eisenck inventory) in which the method of fixed set is central and basic. The study of the set structure by a complex method is based on the following principle: analysis of the interre­lationship of the dispositional nature of set as the structure of the unconsci­ous mind and the conscious mental life, the two being integrally united; deter­mination of the extent to which the adequacy of the experiences of personal­ity, the difficulty or facility of adjustment, purposeful actions (plasticity or rigidity in the search of ways of self-realization), inner conflicts, and so on are linked with the structure of sets that have become essential traits of :the personality. The indicated complex method, formed on the basis of the principle just cited, was found to have psychodiagnostic value.

ЛИТЕРАТУРА

Личности. В кн.: Бессознательное: природа, функции, методы исследования, т.

III, Тбилиси, 1978, 632—631.

11. УЗНАДЗЕ Д. H., Экспериментальные основы психологии установки, Тбилиси, 196К

12. УЗНАДЗЕ Д. Н-, Общая психология, Тбилиси, 1964.

13. УЗНАДЗЕ Д. H., К проблеме постижения значения. Психологические исследования,

Тбилиси, 1966.

14. MURRAY Н. Thematic Apperception Test, Manual. Cambrige, 1946.

15. BECK A. S - Rorschach Test, I—II, 1946, H. Rorschach, Psychodiagnostik, Bern,.

1946.